Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Владимир Трибрат

«СМЕНА ВЕХ» ПО БУШУ

(Ivo H. Daalder, James M. Lindsay. America Unbound. The Bush Revolution in Foreign Policy. Washington: Brookings Institution Press, 2003. 246 p.
Иво Даалдер, Джеймс Линдсэй. Америка вне ограничений. Революция Буша во внешней политике. Вашингтон: Институт Брукингса, 2003. 246 с.)


        «Обладая безграничной властью, не злоупотреблять оной – высшая добродетель». Таким эпиграфом начинается книга, которую написали два бывшие сотрудника администрации Б. Клинтона, влиятельные американские политологи либеральной школы Иво Даалдер и Джеймс Линдсэй. Первый ныне является одним из главных консультантов избирательной кампании Ховарда Дина, одного из претендентов на выдвижением кандидатом демократической партии на пост президента США в 2004 году.
        Название работы подразумевает смысловую перекличку с вышедшей в 1991 г. знаменитой книгой американского ученого Джосефа Ная «Bound to Lead» - «Призваны к лидерству». Тринадцать лет назад он имел в виду мессию мирового лидерства , которую Соединенные Штаты, были призваны, по его мнению, принять на себя после распада биполярности. Сегодня, иронизируя над современной реальностью, И.Даалдер и Дж.Линдсэй используют второе значение слова «bound» в смысле «быть связанным» и уже самим названием своего труда сигналят: «сегодняшнюю Америку не связывает ничто». Книга сразу захватывает читателя приводимым в ней фактическим материалом о расстановке сил внутри «команды Буша», тонкостях процесса формирования внешней политики республиканской администрации, психологическими характеристиками советников президента с описанием их идеологических и профессиональных пристрастий, оценками личности самого президента и отдельных его шагов (война в Ираке, политика в отношении Сирии, Северной Кореи и Ирана и т.д.). Но главная ценность книги – в попытке теоретического осмысления природы современного внешнеполитического курса США.
        Во всех 12 главах исследования доминирует идея «революционности» и новаторства внешнеполитических установок нынешнего американского истеблишмента. Авторы предлагают свой вариант понимания генезиса внешнеполитического поведения США при 43-м президенте, стремятся объяснить не только природу произошедших сдвигов в недрах планирования внешней политики США, но и выстраивают их причинно-следственную связи, представляя читателю довольно цельную, хотя может быть и не бесспорную, версию интерпретации внешнеполитического процесса.
        Очевидно, конечно, что подход Дж. Буша к международным процессам и событиям отличается от подхода его предшественника. Прежде всего, произошел поворот США к политике «односторонних действий», целью которой, как отмечают авторы книги, является утверждение безраздельности американского лидерства в современном мире. С всей определенностью можно констатировать, что сложился принципиально новый «постбиполярный» внешнеполитический дискурс американских стратегов. Эти перемены Даалдер и Линдсэй назвали «революцией», тем самым попытавшись зафиксировать и систематизировать «революционные», по их терминологии, сдвиги в логике поведения США.
        Чтобы понять, в чем заключается «революция» Дж. Буша, читателю предлагается анализ исторической ретроспективы, в ходе которого были выделены несколько рубежных точек.
        В первый период американской истории существовала дилемма выбора политического класса между участием и невовлеченностью в мировые дела. Война против Испании в конце девятнадцатого столетия и президентство Теодора Рузвельта (1901-1909) ознаменовали первую победу «интернационалистов» над изоляционистами «в борьбе за трактовку национального интереса».
        Следующий этап связан с мировоззрением президента В. Вильсона, который, во-первых, попытался убедить американцев в необходимости взять на себя обязательства в отношении окружающего мира, что само по себе было «революционно» для США. Во-вторых, революционным стал посыл Вильсона о значимости международного права и создания международных институтов управления миром.
        Окончание Второй мировой войны внесло коррективы во внешнеполитический дискурс американской элиты. Дилеммы участия США в международных отношениях уже не существовало. Речь шла лишь о степени и формах такого участия.
        В этом смысле «революция» первого послевоенного президента Г. Трумена состояла в создании «знакового прецедента». В условиях, когда «США могли действовать по своему усмотрению», они взяли на себя серьезные обязательства, добившись подписания и одобрения Конгрессом Вашингтонского договора 1949 г. о создании НАТО. С тех пор на протяжении всего периода биполярной конфронтации американская элита была едина в необходимости защищать существующие интересы США во всем мире при помощи «международных институтов и особенно военных союзов, которые были ключевыми инструментами внешней политики США».
        И вот, с приходом к власти 43-го президента США, в американской внешней политике грянула очередная «революция». Администрация Дж. Буша не только осознала уникальность международного положения США, но и сделала из ее анализа выводы, которые видятся авторам «революционными».
        Прежде всего таковой они считают стратегию достижения целей на международной арене. При неизменности номенклатуры внешнеполитических задач Америка при нынешнем президенте «отказалась от принципов, которые лежали в основе подхода Вашингтона к внешней политике в течение более полувека» (с. 40). Президент Буш принял ключевое решение: в достижении своих целей США будут больше полагаться на инструменты национальной мощи, а не международное право и глобальные институты. Он фактически девальвировал результаты «революции» Трумэна, выдвинув новые доктрины «превентивности» и «упреждения». Это фактически означало отказ от основополагающей концепции «сдерживания», олицетворяющей, по его мнению, «конформизм» и «контрпродуктивность».
        Новый подход администрации США зиждется главным образом на двух убеждениях. Во-первых, в существующей международной среде лучший (если не единственный) способ обеспечить национальную безопасность – сбросить бремя обязательств перед союзниками и международными институтами для более свободного использования беспрецедентно возросшей американской мощи. Во-вторых, задача состоит в изменении существующего в мире status quo, посредством «более решительного» внешнеполитического поведения. На базе этих постулатов вызрели новые представления о внешнеполитическом инструментарии: появилась доктрина «односторонних действий» (унилатерализма), затем – установка о «смене режимов» в «странах-изгоях», акцент на превентивных действиях, упреждающих ударах и т.д.
        Сделав выбор в пользу «упреждающих ударов и развертывания системы противоракетной обороны», администрация Буша отказалась от «традиционной для США поддержки режимов нераспространения ОМУ, имеющих договорную основу». Буш выбрал «смену режимов вместо переговоров с лидерами неугодных ему государств» и сделал ставку на «ad hoc коалиции доброй воли», нежели на «постоянные союзы». Американский президент «попытался сплотить великие державы для борьбы» с всеобщей угрозой терроризма, «отвергнув политику равновесия сил». Все вместе это означало, что Дж. Буш по сути «переписал все принципы участия Америки в мировых делах» - в этом и состояла его «революция» (с. 3).
        Буш пришел в Белый дом, уже имея видение путей корректировки внешней политики. Однако форсированными темпами новые принципы стали формулироваться после терактов 2001 года, которые, как полагают авторы, послужили лишь катализатором и прежде развивавшихся процессов. В полной мере стратегия борьбы с «комбинированной угрозой терроризма, тоталитаризма и распространения технологий ОМУ» нашла свое выражение в документе «Стратегия национальной безопасности США». В ней впервые были изложены новые подходы к борьбе с новыми угрозами. Центральным компонентом стратегии и стала доктрина «упреждающих ударов» и «превентивности». Если раньше США рассматривали «опережающие действия» в качестве вспомогательного шага (опция нанесения упреждающего удара всегда присутствовала), то после 2001 г. они стали ключевой категорией американской внешней политики.
        В книге отмечается, что если «упреждающие военные акции уже давно признаются легитимной формой самозащиты», то превентивные войны (война против Ирака) таковыми не являются (с. 127). Иракская война - главный пункт критики, которую авторы книги адресуют нынешней администрации, хотя в целом они признают: действующий президент США, над которым «потешались на протяжении всей предвыборной кампании» из-за его неграмотности в вопросах мировой политики, демонстрирует в целом «чрезвычайно высокую эффективность в сфере внешней политики» (с. 2).
        В третьей главе книги, повествующей о мировоззренческом «фундаменте» Дж. Буша, авторы не без проницательности замечают, что «инстинкты могут быть более точными», нежели конкретные знания о мировых делах. Они и спасают американского президента. У Буша есть вполне сложившееся восприятие мировых процессов, для которого остается преобладающим подсознательно-оценочный тип формирования позиции.
        Авторы четко сформулировали несколько базовых убеждений Буша в области внешней политики. Так, своей первостепенной задачей он видит «замену расплывчатых целей и неясных задач четко сформулированными» (с. 38). Не менее значимо, что мощь государства понимается им не просто как «потенциал», но и как «воля» (с. 43). Для «гегемонистского» мировоззрения Буша (к «гегемонистам» авторы относят всю команду президента) характерно отношение к многосторонним соглашениям и институтам как «несущественным» и «необязательным» с точки зрения реализации американских национальных интересов (с. 44).
        Даалдер и Линдсэй опровергают мнение о том, что Буш в силу ограниченности кругозора не участвует непосредственно в процессе принятия внешнеполитических решений. Проанализировав весь комплекс взаимоотношений президента с советниками (или «вулканами» - по названию группы республиканских экспертов, сформированной в ходе предвыборной кампании для консультирования Буша в области международных отношений), Даалдер и Линдсэй категорично заключают: «Буш сам руководит своей собственной революцией», он «кукловод, а не марионетка» (с. 16).
        В целом авторами критическая оценка «революции» Буша. Они считают, что «опора лишь на американскую мощь доказала свою эффективность для уничтожения противников, но она менее эффективна для построения прочной базы для мира и процветания». Не отрицая необходимость переосмысления прежних американских подходов к международным отношениям, Даалдер и Линдсэй отдают предпочтение новаторству Ф. Рузвельта и Г. Трумэна в определении путей использования потенциала США. Они настаивают на своем мнении: «…американское могущество будет лучше восприниматься, а значит его воздействие будет более эффективным и долговременным, если оно будет проецироваться через многосторонние союзы и институты, которые служат интересам многих стран» (с. 197). Очевидно, что сложные международные ситуации – вокруг Ирака, Ирана, Северной Кореи, Афганистана - требуют решений, формируемых в процессе многостороннего диалога.
        Главной ошибкой Буша в книге называется его убежденность в том, что «безопасность Америки покоится на безграничности американской силы» и недооценка сотрудничества с другими государствами в рамках многосторонних механизмов (как это было во времена «холодной войны»). Наверное, многие будут склонны согласиться с этим выводом. И все же предстоит увидеть, все ли оценки авторов выдержат проверку временем.
        Книга написана ясным и образным языком. Она логична и удобна для восприятия как искушенного эксперта, так и просто заинтересованного читателя. Ценно, что критический настрой авторов не лишает их объективности. Вот почему рецензируемая работа, помимо прочего, еще и прекрасный материал для анализа политико-интеллектуальной ситуации в современных США.

        В.В. Трибрат – сотрудник Института США и Канады РАН

  © Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015