Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Эдуард Баталов

Долгое соло Валлерстайна

(Wallerstein I. The Decline of American Power. The U.S. in a Chaotic World. New York - London: The New Press, 2003. 324 p.
Валлерстайн И. Упадок американской мощи. США в хаотичном мире. Нью-Йорк – Лондон: Нью Пресс, 2003. 324 с.)


        Летом 2003 г. на прилавках книжных магазинов Америки и Европы появился очередной труд всемирно известного политического аналитика, социолога и неуемного социального критика Иммануэля Валлерстайна – «Упадок американской мощи. США в хаотичном мире». Эта книга вызвала скептическую усмешку ряда обозревателей: «Опять он о своем! И опять – промахнется!». Но 73-летний американец, выпустивший бессчетное количество сочинений и давно привыкший к недопониманию со стороны иных коллег из среды левых и язвительным замечаниям со стороны правых, знал на что идет. Он всегда шел против ветра, всегда имел особое мнение о происходящих в мире событиях и процессах. Он никогда не был «хористом» – только соло! А главное – он, оставаясь американским патриотом, всегда смотрел на свою страну открытыми глазами, то есть критически.
        Валлерстайн оказался одним из очень немногих известных американцев, решившихся публично заявить, что сентябрьская трагедия – не поворотный пункт в новейшей истории, как самоуверенно и наивно полагали янки, да и не только янки. «11 сентября 2001 г. было драматическим и шокирующим моментом в американской истории. Однако оно не было определяющим моментом. Это было просто важное событие, вписывающееся в траекторию, которая восходит к значительно более ранним временам и будет продолжаться еще на протяжении нескольких десятилетий – длительного периода, который мы можем назвать закатом гегемонии США в хаотичном мире»1.
        Валлерстайн критиковал и критикует американские власти и элиты за проводимую и поддерживаемую ими внутреннюю и внешнюю политику. Впрочем, открытыми глазами он смотрит не только на Америку. Советский режим он тоже не жаловал, и тот отвечал ему взаимностью: имя Валлерстайна в СССР замалчивалось, книги не переводились. Да и происшедшие после 1991 г. изменения в России его, похоже, тоже не вдохновляют: «С окончанием коммунистической эпохи положение не стало намного лучше. Произошла смена ортодоксий, а я по-прежнему считаюсь еретиком2», – жаловался он в предисловии к первой своей книге на русском языке, увидевшей свет в 2001 году.
        Надо, однако, сразу сказать, что критика, которой Валлерстайн щедро одаривает разные режимы, системы и элиты, имеет одну особенность: она по большей части логически вытекает из его знаменитой концепции мира-системы, сложившейся в основных своих чертах еще тридцать лет назад3, но достраиваемой и шлифуемой им по сей день. Именно логика эволюции капиталистического мира-системы подводит нашего автора к выводу об упадке американской мощи, о закате американской гегемонии. Выводу, который был впервые сделан и обнародован им много лет назад. И который он не устает повторять снова и снова, вызывая иронические замечания критиков из либерального лагеря. «На протяжении десятилетий Валлерстайн с таким постоянством предсказывал упадок американской мощи, а она на самом деле столь неуклонно возрастала, - пишет Энетол Лайвен из Фонда Карнеги, – что он часто напоминал мальчика [из басни], который кричал: »Волки! Волки!»»4.
        Упреки несправедливые, ибо Валлерстайн не говорил и не говорит, что США слабеют (тем более в военном отношении) с каждым днем и окончательно утратят роль гегемона в ночь с ближайшей субботы на воскресенье. Американский теоретик рассуждает об исторической перспективе и анализирует исторические тенденции. Он сравнивает то, что было 25-50 (один из его любимых временных периодов) лет назад, с тем, что, как ему представляется, случится в будущем через такой же или примерно такой же промежуток времени. И об упадке мощи США он говорит примерно так, как в свое время Карл Маркс (которому Валлерстайн обязан многим) говорил о загнивании капитализма: уже началось и обязательно произойдет – но не завтра.
        Подтверждение сказанного – новая книга американского теоретика». Это, правда, не монография, хотя она и разбита на главы, а сборник5, составленный из докладов и выступлений на многочисленных конгрессах, конференциях, семинарах в период с 1999 по 2002, а также опубликованных и неопубликованных статей, написанных в те же годы, и кратких комментариев по поводу войны США в Ираке. Круг тем и проблем, рассматриваемых в книге, довольно широк: глобализация, демократия, судьбы левого движения, ислам и т.п. И тем не менее она предстает перед читателем как органически целостный текст, объединенный не только общей методологией анализа, но и сквозной темой, которой к тому же посвящено несколько специальных глав. Эта тема – настоящее и будущее Соединенных Штатов Америки.
        Отсюда и название книги, способное шокировать многих – «Упадок американской мощи. США в хаотичном мире»6. Ну кому могло прийти в голову писать сегодня об ослаблении американской мощи! Сегодня, когда и сами американцы, и их друзья, и недруги в один голос твердят, что Америка, эта «единственная супердержава» сильна, как никогда. Да, оговариваются ее критики, она во многом неправа, недальновидна, несправедлива, жестока, безрассудна, эгоистична, но – сильна. А тут, в книге – совсем другое. Кто мог сегодня решиться на такое? Конечно, Валлерстайн. И он отдает себе отчет в том, что многие – да что там многие: большинство! – его не поймут. (Лучше других, замечает он, меня понимают родные ястребы, которые бьют тревогу по поводу падения мощи США и пытаются любыми способами вернуть утраченные позиции.)
        Однако по-настоящему понять Валлерстайна невозможно, не зная его концепции так называемого мир-системного анализа. И, напротив, представление об этой концепции, пусть самое общее, объясняет, почему заокеанский исследователь предрекает Японии или Евросоюзу одну судьбу, а Соединенным Штатам – совсем другую.
        Дело в том, что, по Валлерстайну, «естественный ход» «национального развития» детерминируется в конечном счете столь же естественным ходом развития «целостностей», органическую часть которых они составляют. Но «единственными целостностями, которые существуют или существовали исторически, являются минисистемы и миросистемы, а в ХIХ-ХХ вв. существовала лишь одна миросистема – капиталистическая мироэкономика»7.
        Валлерстайн поясняет: мир-система – это «общность с единой системой разделения труда и множественностью культурных систем. Отсюда логически следует, что могут существовать две разновидности такой миросистемы – с общей политической системой и без нее. Мы можем описать их соответственно как мир-империю и как мир-экономику»8.
        Современный мир-хозяйство возникает в Европе ХVI века как система, имеющая капиталистическую природу. «Это была система, которую называют капитализмом. Капитализм и мироэкономика (то есть единая система разделения труда при политическом и культурном многообразии) являются двумя сторонами монеты»9.
        За время существования («четыре или пять столетий», считает Валлерстайн) мир-экономика прошел в своем развитии несколько стадий, охватив постепенно «весь земной шар». При этом в нем выкристаллизовались такие структурные элементы, как «центр» (core, core zone), полупериферия и периферия. Их состав менялся по мере развития отдельных стран и мира-системы и его перехода от одной стадии к другой.
        Первая мировая война знаменовала конец третьей, а русская революция 1917 г. – начало нынешней, четвертой стадии. При этом мир-система продолжал сохранять свою капиталистическую природу и социалистические страны (пока они существовали) были органической частью капиталистического мира-хозяйства. Что будет дальше – вопрос во многом открытый, считает Валлерстайн. По идее, победа социализма в широком масштабе должна была бы привести к появлению принципиально нового мира-системы. «Социализм предполагает создание нового типа миросистемы, которая не была бы ни перераспределительным миром-империей, ни капиталистическом миром-экономикой, но социалистическим миром-правительством. Я, - признавался американский аналитик, - не рассматриваю этот прогноз как нечто утопическое, но и не чувствую, чтобы такая организация общества была бы неизбежной»10.
        Это было сказано еще до распада Ялтинско-Потсдамского миропорядка. И последующий ход событий лишь укрепил скепсис Валлерстайна относительно социалистического будущего человечества. Но в одном он убежден твердо: «современная миро-система как система историческая вступила в стадию завершающегося кризиса и вряд ли будет существовать через пятьдесят лет»11. Эту мысль, высказанную им осенью 1997 г. на «Форуме 2000», американский исследователь повторял в последние годы в той или иной форме и в тех или иных вариациях неоднократно. Повторяет он ее и в своей последней книге. «…Мир-хозяйство вступил в долгий период стагнации»12. «Мы вступили в долгий период хаотической трансформации мира-системы…»13. Мир-система переживает состояние коллапса, «поскольку его структурные возможности приспособления исчерпали себя»14.
        Вот это кризисное состояние мира-хозяйства (органической и важнейшей частью которого являются США), с одной стороны, и недальновидная политика американских элит внутри страны и на международной арене, с другой, и предопределяют, по Валлерстайну, упадок американской мощи и ослабление позиций Соединенных Штатов как мирового гегемона. Процессы, наглядным и ярким свидетельством которых стали события 11 сентября 2001 года.
        Превращение Америки в глобального гегемона началось, считает Валлерстайн, с 70-х годов ХIХ века, когда она, конкурируя с Германией, стала теснить Британию на мировом рынке. Первая и Вторая мировые войны на самом деле представляли собой не что иное, как две части единой тридцатилетней войны между Германией и США, которая закончилась полной победой последних. Сегодня, говорит автор книги, многие предрекают наступление Американского века. Это иллюзия. Американский век – не впереди, а позади, он наступил после 1945 года, когда в мире установился порядок, отвечавший интересам США. «Американский век был геополитической реальностью – реальностью, при которой другая так называемая супердержава, СССР играла определенную роль, имела свой голос, но не обладала мощью, позволяющей делать что-либо иное, кроме как ходить с важным видом по своей клетке; но вот наступил 1989 год и клетка взорвалась…»15.
        Впрочем, как показывает сам Валлерстайн, этому «взрыву» предшествовал ряд процессов и событий (начало им было положено войной во Вьетнаме), которые постепенно, но неуклонно подрывали и потенциал Америки, и ее позиции мирового гегемона. В итоге Соединенные Штаты оказались в положении «одинокой супердержавы, лишенной подлинной власти; мирового лидера, за которым никто не идет и которого уважают немногие; нации, опасно дрейфующей среди глобального хаоса, который она не в состоянии контролировать»16.
        Былая гегемония США основывалась на сочетании военной мощи; производственной эффективности, которая далеко превосходила эффективность соперников, и активной поддержке в Европе и Азии мировой политической повестки дня, сформулированной за океаном. Теперь осталась только военная составляющая. И хотя превосходство Америки над другими странами в военной области огромно, его недостаточно для восстановления прежних позиций.
        И тем не менее, пишет Валлерстайн, заокеанские ястребы, которые лучше других понимают, что Американский век подошел к концу, пытаются восстановить былые позиции Соединенных Штатов именно с помощью военной силы. Для этого им и понадобилось вторжение в Ирак весной 2003 года. Однако эта война, пишет американский аналитик, лишний раз убеждает в том, что ослабление позиций США в мир-системе имеет структурный характер, а не является просто следствием политических ошибок, допущенных американскими правительствами прежних лет. И дать этому процессу обратный ход невозможно. «Он, конечно, поддается разумному регулированию, но этого-то как раз и не наблюдается»17.
        Ориентация Америки на грубую силу заставляет ее делать еще одну ошибку: направлять огромные инвестиции в сферу военного производства. А это – тупиковый путь, что прекрасно понимают ее набирающие силу конкуренты – Япония и Евросоюз. «Сегодня, - заключает Валлерстайн, - у нас нет интегрированного мира-хозяйства. По существу мы имеем триадный мир-хозяйство с тремя основными зонами. И это триадное разделение будет, по всей вероятности, становиться все сильнее и сильнее в предстоящие десятилетия. Так что перед нами – геополитический триадный раскол, при котором на протяжении ближайших двадцати-тридцати лет Соединенные Штаты будут, по всей видимости, находиться в худшем положении по сравнению с остальными»18.
        Валлерстайн признается, что не знает, какой мир придет на смену существующему. Но он уверен (и этот мотив стал для него в последние годы одним из сквозных), что мир «первой половины ХХI века по своей сложности, неустойчивости и вместе с тем открытости намного превзойдет все виденное нами в ХХ веке»19. Больше того, наш автор предрекает наступление тяжелых и грозных времен, вызванных во многом крахом либерализма как определяющей культуры капиталистического мира-системы. И поясняет: «…Я ожидаю серьезных потрясений, сопоставимых с теми, свидетелями которых мы были в 90-е годы, распространяющихся от босний и руанд нашего мира до более богатых (и, предположительно, более стабильных) регионов мира будущего (таких, как Соединенные Штаты)»20.
        Но есть у американского аналитика уверенность и в другом: рождающийся мир открыт для исторического творчества. «Какое будущее ожидает мир? Ответ неясен. Зато очевидно, что все мы можем – в индивидуальном и коллективном порядке – повлиять на это будущее больше, чем мы это себе представляем, ибо живем в эпоху перехода, хаотичных бифуркаций и выбора»21.
        Оценивая в общем и целом новый труд Валлерстайна, Энетол Лайвен – тот самый, который сравнивал его с мальчиком-лгуном из басни про волков, все же призывает читателя обратить внимание на книгу своего соотечественника: она, хотя и «схематична», принадлежит перу эрудированного человека и дает толчок мысли. Концепция Валлерстайна и впрямь несколько схематична. Она схематична настолько, насколько не может не быть схематична макро-модель мирового развития, автор которой исследует процессы, растягивающиеся на тысячелетия, века и – самое меньшее – десятилетия. Но это схематизм, который не душит мысль, а действительно стимулирует ее, хотя и не дает ответы на многие вопросы текущей повестки дня.
        Методологическая, а в конечном счете и политическая ценность мир-системного подхода заключается прежде всего в том (и это подтверждает последняя книга американского исследователя), что он заставляет серьезно задуматься о направлении движения исторического времени, о путях мирового развития – социального, экономического, политического, идейного, духовного. А значит – о направлении и конкретных путях движения той или иной страны, о методах решения стоящих перед ней задач.
        Сколько апологетов капитализма из числа вчерашних «марксистов» объявилось в 90-е годы на пост-социалистическом пространстве! Давайте, призывали они, «строить капиталистическое общество», опираясь на либеральные принципы и равняясь на Америку: сделаем так и уже завтра разрешим все свои проблемы. Но с точки зрения мир-системного подхода - это, мягко говоря, большое заблуждение. Капиталистический мир-хозяйство не имеет будущего: ему осталось жить всего несколько десятилетий, и ориентироваться в перспективе на идеалы капитализма – значит смотреть в прошлое. Полностью исчерпал себя и либерализм. «Коллапс коммунизма, - утверждает Валлерстайн, - фактически означал коллапс либерализма, ибо он устранял единственное идеологическое оправдание гегемонии США, оправдание, молчаливо поддерживавшееся мнимыми идеологическими оппонентами либерализма»22. Что касается Соединенных Штатов как модели для подражания, то следует иметь в виду, предупреждает Валлерстайн, что «эту страну» ожидают нелегкие времена. Но главное даже не в этом.
        В рамках капиталистического мира-системы, имеющего довольно жесткую иерархическую структуру, каждый ее элемент (государство) занимает свое место, предопределенное не только его внутренними характеристиками и национальными ориентациями, но и характеристиками и императивами мира-системы в целом. Так что осуществить какие-то крупные изменения в том или ином государстве или группе государств можно лишь тогда, когда это «позволяет» мир-система. А он (при его иерархичности, существовании центра, полупериферии и периферии) «позволяет» это далеко не всегда: «места под солнцем» давно заняты, и чтобы пробиться с периферии в центр системы или даже на полупериферию, нужно – в большинстве случаев – вытеснить оттуда кого-то из тех, кто там уже находится. Такое не всем под силу, да и при наличии силы возможно далеко не всегда. (В этом, кстати, одна из главных причин скептического отношения американского аналитика к теории модернизации).
        Следует ли из сказанного, что, по Валлерстайну, Россия обречена на прозябание на периферии или полупериферии мира-хозяйства? Вовсе нет, потому что, как утверждает наш герой, на смену старому миру идет новый мир, который будет существенно отличаться от предшествующего. Траектория его становления скрыта во мгле времен, однако можно сделать прогноз на «следующее десятилетие» – в том числе и относительно России. «Россия и Китай – гигантские державы, более слабые, чем они могли бы быть или хотели бы быть. Обе они стоят перед такой проблемой, как сохранение единства государства, расширение производственной базы и укрепление вооруженных сил. Если они добьются успеха в этих трех областях, геополитика мира претерпит внезапную трансформацию. Если потерпят поражение, то следствием его станет хаос, который почувствует на себе весь мир»23.
        На этом можно было бы поставить точку. Ибо говорим мы не о том, каким мог бы быть реальный мир первой четверти ХХI века, и не о том, каким видится новый мировой порядок автору этих строк24, а о концепции Валлерстайна, оспаривать которую в рамках краткой рецензии не вижу смысла. И все же добавлю одну фразу. Чтобы разрешить названные (а они действительно актуальны) и другие проблемы, Россия должна ставить и решать (опираясь на современные социальные, политические и производственные технологии) четкие, конкретные, верифицируемые задачи, а не выдвигать бессмысленные, насквозь пропитанные духом идеологии цели вроде «построения капитализма» и «создания либерального общества».

        Э.Я. Баталов – доктор политических наук, профессор, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН


Примечания
      Wallerstein I. The Decline of American Power. The U.S. in a Chaotic World. New York, London, 2003. P. 1.
      2 Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Пер. с англ. Санкт-Петербург, 2001. С. 13.
       См.: Wallerstein I. The Modern World-System, I: Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York, 1974; The Modern World-System, П: Mercantilism and the Consolidation of the European World-Economy, 1600-1750.New York, 1988; The Modern World-System, Ш: The Second Great Expansion of the Capitalist World-Economy, 1730-1840. San Diego, 1989.
      Lieven A. The Empire Strikes Back // The Nation. July 7, 2003. P. 30.
      5 Валлерстайн, похоже, любит этот жанр. Совсем недавно он выпустил еще один сборник своих докладов и выступлений, oтносящихся ко второй полови-не 90-х годов: Immanuel Wallerstein. The End of the World as We know it. Social Science for the Twenty-First Century. Minneapolis – London: University of Minne-sota Press, 1991. По горячим следам книга была опубликована издательством «Логос» в переводе на русский язык. См.: Иммануэль Валлерстайн. Конец зна-комого мира. Социология ХХ1 века. М., 2003.
      6 Оригинальное название книги позволяет перевести его и как «Падение амери-канской власти», что вполне соответствует сквозной, проходящей через всю книгу идее Валлерстайна о закате американского гегемонизма.
      7 Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Пер. с англ. С-Пб., 2001. С. 23. В переводе заголовка допущена грубая ошибка: Вал-лерстайн оперирует понятием world-system (слова соединяются дефисом), а не world system (дефис отсутствует), что имеет для него принципиальное значение: именно понятие мира-системы (миро-системы или миросистемы) фиксирует, с его точки зрения, такую сущностную характеристику последней, как целост-ность. Мы переводим world-economy как мир-хозяйство.
      8 Там же. С. 24. Как видим, не все гладко и с переводом такого понятия, как world-economy. В одном и том же тексте оно переводится то как «мир-экономика», то как «мироэкономика» или «миро-экономика». Что уж тогда го-ворить о разных текстах и разных переводчиках. Будем считать, что все три ва-рианта перевода означают одно и то же: мир-систему (миросистему) без общей политической системы.
      9 Там же. C. 25.
     10 Там же. C. 57.
     11 Валлерстайн И. Конец знакомого мира. С. 5.
     12 Wallerstein I.. Wallerstein I. The Decline of American Power. Р. 50.
     13 Ibid. Р. 93-94.
     14 Ibid. Р. 94.
     15 Ibid. Р. 37.
     16 Ibid. Р. 17.
     17 Ibid. Р. 306.
     18 Ibid.Р. 280.
     19 Валлерстайн И. Конец знакомого мира. С. 5.
     20 Там же. С. 6.
     21 Wallerstein I. The Decline of American Power. Р. 293. Многое, полагает заоке-анский исследователь, будет зависеть от того, каким образом будут разрешаться противоречия внутри «триады» (то есть между США, Евросоюзом и Японией), противоречия между Севером и Югом и противоречия между «духом Давоса» (где проводит свои заседания Всемирный экономический форум) и «духом Пор-ту Алегре» (где проходят заседания Всемирного социального форума, заявив-шего о своей оппозиционности «неолиберализму и миру, где господствует ка-питал или любая форма империализма»).
     22 Wallerstein I. The Decline of American Power. Р. 21. Об «агонии либера-лизма», «крахе либерализма» Валлерстайн говорит и в других своих книгах. Ес-ли эпоху 1789-1989 годов, утверждает он, можно было бы определить как эпо-ху «триумфа и господства либеральной идеологии», то «1989 год, год так назы-ваемого конца коммунизма, на самом деле обозначил бы падение либерализма как идеологии. «Возмутительно и неправдоподобно! Это при возрождении-то веры в свободный рынок и права человека!» – скажете вы? Тем не менее это так» (Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. С. 303).Так, ибо либерализм «не выполнил своих обещаний» и не предлагает убедительных методов решения проблем, встающих перед миром начала ХХI века.
     23 Wallerstein I. The Decline of American Power. Р. 291-292.
     24 Свое видение нового мирового порядка автор рецензии изложил в статье: Баталов Э.Я. «Новый мировой порядок»: к методологии анализа // Полис. 2003. № 5.

  © Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015